Многолетние войны с туркамиЭтот бумажный завод был построен по именному указу Петра в 1704 г. Для выделки бумаги приглашен был иноземец Яган Барфус. Проработав на этой бумажной мельнице почти десять лет, Яган Барфус попросил дать ему ее на откуп.

За аренду он должен был платить в Казну триста рублей в год, по тем временам сумму не малую.

Бумага стоила дорого, и Барфус рассчитывал еще нажиться.

Но расчеты не оправдались, казенные учреждения его бумаги не покупали. Конкурировать на рынке с иностранной бумагой он, видимо, не мог и вскоре разорился.

Бумажный завод постепенно пришел в запустение.

Призыв Манафактур-Коллегии нашел отклик.

Купец Короткое взялся возобновить бумажный завод. Стремясь совсем прекратить ввоз бумаги из заграницы в Россию, царь всячески поощрял устройство новых бумажных мельниц.

Многолетние войны с турками и шведами, которые вел тогда Петр Первый, сильно истощили государственную Казну. Потому он охотно разрешал частным лицам строить заводы и фабрики.

Так же поступали позднее и преемники Петра. В 1727 г. граф Сивере построил под Петербургом большую бумажную фабрику, которая обошлась по тем временам в весьма крупную сумму — в двести тысяч рублей.

Огромный бумажный завод был построен Афанасием Гончаровым — прадедом жены Пушкина на реках Суходреве и Шани в Калужском наместничестве. На нем работало более пятисот человек, не считая крестьян, отбывавших барщину.

На заводе Гончарова было двадцать черпальных чанов, девятнадцать роллов и шесть громадных мельничных колес.

Как и на всех тогдашних бумажных предприятиях, рабочий день продолжался 14-16 часов.

За тяжелый и изнурительный труд рабочим платили гроши.

За малейшую провинность жестоко наказывали — били плетьми, заковывали в кандалы и взимали большие денежные штрафы. Рабочие не желали мириться со своим тяжелым положением.

Они нередко убегали с фабрик, жаловались правительству на своих хозяев, устраивали забастовки, иногда восставали с оружием в руках и поджигали бумажные мельницы.

Комментарии запрещены.

Машины для изготовления бумаги