Печатание книг в МосквеИз Москвы возами доставляли тряпье. На следующую весну бумажную мельницу снова уничтожило половодьем. В третий раз взялись строители за работу.

Они не жалели ни труда, ни материалов и построили такое здание, которому казалось не страшна была разбушевавшаяся стихия.

В сентябре мельницу покрыли крышей и начали снова вырабатывать бумагу.

В декабре 1656 г. главный мастер Иван Самойлов повез в Москву на Печатный Двор первые 75 стоп бумаги. Она была плотной и грубой.

Печатники ее забраковали. Бумага не годилась для печатания книг.

Из нее можно было делать только переплеты. Решено было улучшить качество бумаги.

Однако мельницу постигло новое несчастье. Весной с гор пошла вода, и ее потоками была окончательно разрушена плотина и повреждено здание мельницы.

После трех катастроф патриарх Никон не захотел больше возиться с бумажным производством. Он попросил царя вернуть затраченные им на строительство мельницы четыреста рублей.

Царь уважил просьбу Никона.

Деньги ему были выданы из Казны, а остатки мельницы с оборудованием взяты в ведение государства. Разрушенная мельница вскоре была сдана в аренду голландцу Ван-Сведену.

Он пригласил из Германии опытных бумажных мастеров, которые должны были наладить производство бумаги для Печатного Двора.

Они обязаны были также обучать русских людей бумажному производству, чтобы они бумагу делать умели и без немецких мастеров и впредь бумажное дело не встало. Сведен восстановил разрушенное здание мельницы и плотину и начал выпускать высококачественную бумагу.

Теперь уже книги в Печатном Дворе печатали на бумаге московского дела.

Сведенская бумажная мельница стала и кузницей русских кадров бумажников. Спустя два десятка лет не было уже недостатка в собственных мастерах, полностью овладевших секретом производства бумаги.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.