Рождение великанаБез устали и отдыха громадные металлические котлы переваривают ее в массу для выработки целлюлозы. Как бесконечная дорога, бежит бумажная лента на сетке бумагоделательной машины, навиваясь в толстые рулоны.

Глядя па громадные производственные здания Сегежского комбината, широко раскинувшегося на берегу большого водного бассейна, на асфальтированные улицы Большой Сегежи, которые застроены красивыми белыми домами с красными черепичными крышами, трудно себе представить, что еще сорок лет назад здесь была таежная глухомань. Сплошной зеленой стеной на сотни километров тянется лес. Чуть-чуть кивают своими кронами стройные медноствольные сосны, кое-где плотным частоколом словно дружина гигантских сказочных исполинов, выстроились ели. Безлюдье.

Тишина кругом. Изредка безмолвие нарушит стук неугомонного дятла да печальное ку-ку. Кругом в перемежку с болотами раскинулись дремучие боры.

Известный советский писатель М. Пришвин, некогда побывавший в этом краю непуганых птиц, писал: Беднота тут страшная.

Вид угнетающий. У каменистого берега виднеются десятка два лодок, сушатся сети на козлах и между ними копошится человек в лохмотьях; прибавить сюда группу почерневших от дождя и ветра изб и изгородей, кучку елей, скрывающих часовню,- вот и вся картина.

Так жили на Карельском острове в одной из рыбачьих деревушек Выгозерья.

Тяжелая жизнь была у жителей этого глухого и заброшенного края.

На комбинате вам покажут старую, выцветшую от времени небольшую фотографию.

На переднем плане обширная поляна, поросшая густым кустарником.

Немного в стороне видны деревенские домишки, прилепившиеся к проселочной дороге.

Лишь изредка доносились сюда отклики больших событий, которыми были так богаты тридцатые годы.

Тогда по всей стране начиналась грандиозная стройка. Это была пора великих свершений первых пятилеток.

Комментарии запрещены.

Машины для изготовления бумаги