Расширение комбинатаОнежский богатырь не отстает от своих северных гигантов Сегежского и Котласского целлюлозно-бумажных комбинатов. Всегда шумно и оживленно на Котласской пассажирской пристани. Почти каждый час от ее причалов отходят большие двухпалубные комфортабельные теплоходы, юркие речные трамвайчики, белокрылые ракеты.

А недавно появились быстроходные Зори — суда новой конструкции на воздушной подушке.

Одни берут курс на Архангельск, Сыктывкар, другие — на Великий Устюг, третьи — на Сольвычегодск, Коряжму — вниз по Вычегде. Если вам придется из Котласа плыть в Коряжму, то ваш теплоход сначала неторопливо будет скользить по широкой глади Северной Двины.

Но не проплывет он и двух километров, как сделает вдруг крутой поворот, обогнет большой песчаный мыс и войдет в Вычегду.

Вначале покажется, что вы все еще плывете по Двине, так же широка река, так же быстро катит свои воды.

Но это лишь на первый взгляд.

Северные реки, отнюдь, не похожи друг на друга, у каждой из них есть свои особые приметы, своя особая красота и даже, пожалуй, свой собственный характер, который чаще проявляется при весенних разливах. Как только сойдет с реки лед, до самой поздней осени не затихает здесь жизнь ни днем ни ночью.

На разные голоса перекликаются между собой мощные буксиры, тянущие за собой громадные плоты, стремительные катера, лихо обгоняющие самоходные баржи, величавые белоснежные пассажирские суда. Чем ближе Коряжма — северный исполин — как его нередко теперь называют, тем чаще попадаются навстречу баржи с рулонами бумаги и картона, растянувшиеся почти на полкилометра плоты.

Широко раскинулся Котласский целлюлозно-бумажный комбинат.

Одного дня мало, чтобы осмотреть все его цехи и заводы.

Ведь недаром он считается самым крупным в Европе. Ежедневно из ворот комбината уходит 140 железнодорожных вагонов разнообразной его продукции.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.